Предикторы рецидива фибрилляции предсердий после процедуры Maze4 у пациентов с митральной недостаточностью неишемической этиологии

Трофимов Н. А.1, Драгунов А. Г.1, Гартфельдер М. В.1, Драгунова М. В.1, Николаева О. В.1, Орлова А. В.2, Елдырев А. Ю.2

1БУ РКД; 2ФЦТОЭ;

Цель. Проанализировать предикторы рецидива рецидива фибрилляции предсердий(ФП) у пациентов с митральной недостаточностью (МН) неишемического генеза. 

Методы. Проведен анализ результатов оперативного лечения 64 пациентов с МН 3-4 степени неишемического генеза и ФП. Выделены 2 группы: 1 – пациенты, которым выполнено протезирование МК с РЧА по схеме Maze-IV (n=31); 2 - пациенты, которым выполнена реконструктивная операция, совместно с РЧА по схеме Maze-IV (n=33). Степень выраженности ХСН по NYHA чаще соответствовала III ФК – 51 пациент (80%), реже IV ФК – 7 пациентов (11%) и II ФК – 6 пациента (9%). Этиологией МН в 40 случаях (64%) являлось дегенеративное поражение, ХРБС в 15 случаях (23%), дисфункция МК вследствие ИЭ в 9 случаях (13%). Реконструкция МК представлена изолированной анулопластикой у 21 из 33 (64%); анулопластика с вальвулопластикой – 10 из 33 (30%); изолированная вальвулопластика выполнялась у 2 из 33 (6%). Исходно пациенты достоверно не отличались по возрасту, полу, степени ХСН, основным ЭХОКГ показателям (степень МН, КДР, КСР, КДО, КСО, ФИ, ЛГ). Достоверные различия отмечаются по этиологии МН (p<0,001), что в ряде случаев является определяющим фактором при выборе тактики хирургической коррекции МН. Исследуемые пациенты не отличались по форме ФП (р>0,05), длительно персистирующая форма наблюдалась у 42 пациентов, персистирующая у 5, пароксизмальная у 17. 

Результаты. Эффективность хирургического лечения ФП, при наблюдении до 12 месяцев, в 1группе составила 67,7% (21пациент из 31), во 2 группе - 81,8% (27 и 33 пациентов). Факторами риска, свидетельствующими о достоверно значимой вероятности рецидива ФП были признаки органического поражения миокарда: высокий ФК ХСН, давность ФП, размеры камер сердца, особенно ЛП. При длительно персистирующей форме ФП восстановление ритма происходило у 65,9% пациентов (29 из 44), у пациентов с пароксизмальной и персистирующей формой ФП - 95% пациентов (19 из 20), р=0,013. Вероятность ФП при давности до 2 лет составила 8,6% (3 из 35), давность более 2 лет- 44,8% (13 из 29), рχ2-0,001, относительный риск – 5,2. Вероятность ФП при стаже аритмии до 3 лет составила 16,3% (8 из 49), при давности более 3 лет- 53,3% (8 из 15), рχ2=0,004, относительный риск – 3,3. Вероятность ФП при размерах ЛП до 5,5 см составила 0% (0 из 27), при дилатации ЛП более 5,5 см – 43,2% (16 из 37), рχ2<0,001. Следовательно, исходные размеры ЛП более 5,5 см являются высоко достоверным фактором риска рецидива ФП после РЧА по схеме Maze IV через 12 месяцев после операции (рχ2<0,001) и требует выполнения атриопластики во время оперативного вмешательства. 

Выводы. У пациентов с фибрилляцией предсердий предикторами рецидива являются давность аритмического анамнеза более 2 лет (рχ2<0,001), размеры левого предсердия более 5,5 см (рχ2<0,001). Реконструктивная коррекция МН способствует большей сохранности синусового ритма (27 из 33 - 81,8%), чем протезирование МК (21из 31- 67,7%).

Комментарии посетителей

нет комментариев


Комментарии могут отправлять участники данного мероприятия или члены Ассоциации.